Из писем Юрия Рабиновича


Ян Френкель и Юрий Рабинович во время
записи последней песни Яна Френкеля - "Отчего ты плачешь,
старая лоза" в студии телевидения Комсомольска-на-Амуре.
Это фото прислано мне самим Юрием Григорьевичем Рабиновичем
в подарок мне на день рождения.

 

Поздравляю Вас и всех наших единомышленников с ЮБИЛЕЕМ, хотя он и грустный, но все-таки и радостный, потому что помнит МИР ЯНА и поет его народ, т.е. поет его песни.

Так написал Юрий Григорьевич к юбилею Яна Френкеля. Итак - я благодарна Всевышнему за то, что Он так неожиданно свел меня с ним, самым первым из большого списка людей, с кем Френкель был рядом... Его самое первое, неожиданное для меня письмо было вот каким:

 

Уважаемая София!

Огромное спасибо за Ваше [письмо], такое теплое и полное любви к человеку, который мне так же дорог, как и Вам.
Очень ведь верно Вы подметили знамение в творчестве Яна - "Скоро осень, за окнами август" - "Ведь он сам себе предсказал..." А ведь на последней творческой встрече ему задали вопрос, как долго он сможет петь? Он ответил, что его предки по линии отца долгожители, и он последует их примеру. Я организовывал его последние годы жизни гастроли, и мы с ним вместе изъездили весь Дальний Восток России. Мне очень приятно, что еще есть люди, так искренне любящие Яна. Открывая его концерты, я говорил: Яну Френкелю достаточно было написать 3 песни, чтобы войти в историю советской песни и страны. (Я имею в виду Журавли, Русское поле и Калина красная), я думаю, что Вы со мной согласитесь.
Если Вас что-то заинтересует о Яне пишите, что мне известно отвечу.
У меня к Вам просьба: нет ли в Вашем архиве фотоснимка улицы или лучше дома, в котором жил Ян Френкель. Мне бы очень хотелось этот снимок получить.(впоследствии я ему его выслала - София).

С уважением

Генеральный директор Международного фестиваля "Утро планеты" имени Яна Френкеля, Заслуженный артист России, член Союза композиторов России, композитор

Юрий Рабинович

 

Итак, мы сблизились... Я попросила Юрия Григорьевича рассказать о том, как он познакомился близко с Яном Френкелем, и он рассказал мне следующее:

 

Пишу, отвечаю на просьбу: мы познакомились с Яном в 1969 году после Даманских событий. Он был на Даманском с Кобзоном и с новой песней об этих событиях. Называлась она "Двадцатая весна". Может, помните - в ней были слова:

Спите, мальчики, спите спокойно, солдаты,
Будет вечной
(забыл слово)вам тишина.

Так вот, после Даманского он приехал во Владивосток и был концерт, на этом концерте я у него попросил эту песню, он мне ее дал, Кобзон переписал стихи, и я эту песню пел в Ансамбле погранвойск. Тогда я работал по своей первой музыкальной специальности - вокалистом-солистом в Ансамбле песни и пляски Погранвойск. Так мы познакомились. Я много его песен пел. Но "Журавли" я отпел 350 раз.
Потом в 1970 году он был в жюри 4 Всесоюзного конкурса артистов эстрады в Москве, в жюри вокалистов он был, а председателем жюри вокалистов был Эдик Хиль. Я пел на этом конкурсе песни Яна. И вот тут, после исполнения его песен, он подошел ко мне и сказал: "Спасибо за исполнение". Мы, естественно, на банкете были вместе и отметили этот факт, с тех пор у нас установились дружеские отношения как коллег по композиторскому цеху. И почти 20 лет мы общались, а последний год его жизни почти весь провели вместе на гастролях. Вот так.

 

А к юбилею Андрея Миронова Юрий Григорьевич очень интересно рассказал о том, как Ян Френкель дружил с легендарным артистом. Вот как он поведал об этом:

 

По поводу Яна и его мыслях по поводу продолжительности жизни, Он говорил как -то на одном банкете: " У меня родители и предки были долгожителями и поэтому я тоже намерен продолжить их традицию" Он никак не собирался так быстро и неожиданно уйти из жизни. По поводу Андрея Миронова он говорил, что пластинка записанная ими, вышла после смерти Андрея. У них были планы записать еще одну пластинку, но не суждено было им сбыться., так же как и нашим планам - проехать с концертами от Чукотки до Калининграда. Мы проехали только Хабаровский и Приморский края.
Есть у Яна песня "Я дома ". Так вот он говорил что, когда Миронов услышал эту песню он пришел к Яну домой и просил разрешения записать ее. Эта песня про Одессу. И Миронов сказал Яну, что она ему напоминает человека, на коленях которого прошло его детство, она напоминала ему Л.Утесова. И Ян не смог ему отказать.

 

И мне, и Юрию Рабиновичу очень не понравилась путаница в дате рождения Яна Френкеля - очень многие писали, что он родился на 2 месяца раньше. И однажды, когда Юрий Григорьевич увидел передачу, в которой о юбилее Яна Френкеля передавали в неподходящий день, он написал им туда следующее:

 

Дорогие милейшие ведущие !!!!

Мне было очень приятно видеть и слышать родной голос моего учителя и друга Яна Френкеля в передаче 21 сентября 2000 г, хотя и вышел небольшой казус, ведь Ян родился 21 ноября 1920 года, это Марк Бернес родился 21 сентября и хоть они и были друзьями, но родились в разных месяцах.С одной стороны казус, а с другой приятно, что Вы не забываете Яна. Придется Вам искупать вину авторов передачи и редакторов,и повторить в ноябре этот сюжет.

С уважением

Генеральный директор Международного фестиваля "Утро планеты" им. Яна Френкеля
Заслуженный артист России, композитор

Юрий Рабинович

 

Учтите это все, кто составляет энциклопедии, календари памятных дат и т.д.!!! Подлинная дата рождения Яна Френкеля - 21 ноября 1920 года!!!

 

Ну, и напоследок - о том, как 8 декабря Яну Френкелю воздвигли мемориальную доску на его родной улице Чаянова, раньше именовавшейся улицей Готвальда. Среди тех, кто выступал на открытии, был и Юрий Григорьевич Рабинович. Я страшно жалела, что не была в это время в Москве и потому не оказалась на открытии доски, но Юрий Григорьевич поведал мне об этом следующее:

 

Доску на доме Яна открыли, я был и выступил на открытии. Были только композиторы, племянник жены Яна и много молодежи. Все дни в Москве сейчас пасмурная погода, а в пятницу 8.12.2000 с утра до обеда было солнце, а после открытия снова небо стало хмурым и темным. Вот так природа отметила этот факт. На митинге выступили - Казенин, Саульский, Чалаев, Рабинович. В начале церемонии прозвучали "Журавли", а в конце "Вальс расставания" в исполнении Яна. Вот и все. Пока.

 

А совсем недавно, 16 января 2002 года, газета "Амурская заря" опубликовала статью "Комментарий к одной фотографии". Я переслала эту статью Юрию Григорьевичу, и он ответил мне вот что:

 

Спасибо за информацию, это очень интересно !!!! НО ????!!!!!
Эта поездка действительно была, о ней Вы читали в общих чертах в статье в газете Шалом из Омска. А подробности вот какие: Мы действительно были а Амурске, но это не Амурская область, а Хабаровский край не далеко от Комсомольска-на-Амуре, это приметно часа 1,5 - 2 езды на такси. Приехали мы туда на 2 концерта из Комсомольска. Был февраль, метель, холодина, а мы в осенних пальто, представляете.??? Этот парень действительно поднес мне звуковую колонку, а не чемодан. Да действительно народу было очень много, был аншлаг, как в прочем и везде, нас этим не удивишь, мы работали всегда на аншлагах!!!!!! Во дворце было так холодно, что единственным средством для согревания был самовар в гримировочной. Да действительно я представлял Яна,вел программы и делал комментарии о творчестве Яна и его жизни, рассказывал о наших поездках, концертах и т.д., отвечал на вопросы, если они были, как впрочем и Ян ,он это делал тоже по запискам. Фотограф там тоже был, и он прислал мне фото этого вечера. При всех неудобствах это был незабываемый вечер, потому, что после концертов было продолжение с местным руководством, о котором автор статьи не мог конечно же знать. но очень хорошо то, что о этих встречах помнят люди спустя почти двенадцать лет!!!! Значит мы не зря там были и ехали туда, мерзли там, память дороже всего этого.
Если будете писать в газету то можете передать им огромный привет и сказать , что мы тоже помним амурских слушателей и рады встрече с ними. Я ведь и один там бывал не раз после гастролей с Яном, но проводил авторские встречи на предприятиях и открытых концертов не делал. В ту поездку с Яном в Хабаровском крае мы отработали 30 концертов и вот два из них в Амурске. Так что я не обижаюсь на автора за то, что он перепутал мое имя и отчество (автор по ошибке поначалу написал, что композитора из Владивостока звали Михаил Абрамович - София), а он просто его забыл т.к. была расклеена реклама по всему Амурску, а в рекламе все четко и крупно было написано. Он это забыл потому, что имел рядом такую "ГЛЫБУ", как Ян.(Возможно ли запомнить точно все, что было вокруг рядом с Яном ???!!). Спасибо, София, за это сообщение. Я вспомнил это счастливое прошлое.!!!!!!!!!!!
Если будете писать в газету, попросите их прислать экземпляр газеты или копию статьи.

 

А вот еще один рассказ Юрия Григорьевича Рабиновича:

 

Был случай такой : Я ему пожаловался на одного нашего коллегу, который был моим врагом, он мне рассказал историю про одного нашего тоже коллегу, очень известного композитора, и спросил меня, как я думаю об отношениях Яна с этим человеком. Я ответил, что они друзья, потому, что мы не раз вместе обедали и пили коньяк втроем. И Вы удивитесь узнав , что Ян ответил, что они злейшие враги. Он говорил всегда : "Юра, никогда не показывайте своей неприязни к любому Вашему врагу. Будьте выше этого".

 

На днях я послала Юрию Григорьевичу материал из Дагестана, где Расул Гамзатов писал о своей песне "Журавли". И получила отклик. Юрий Григорьевич написал мне следующее:

 

Спасибо за материал о журавлях Расула, я получил от Вас его по почте в большом конверте. Это очень хороший материал. Я отвечаю на Ваш вопрос. Ян очень много рассказывал о Расуле, но я многое забыл, потому что это были просто беседы. А вот одну историю помню, но ее не имею права рассказывать. Может когда- нибудь, просто запомните это и потом через длительное время напомните мне.
А вот о друзьях Яна в Москве был такой случай: 1989 год. Мы возвращались из поездки по Хабаровскому краю и ехали в машине Союза композиторов России, которая нас встречала. Шофер был по- моему Володя. Ехали из Домодедово. Перед въездом в Москву, на шоссе есть пост ГАИ. Подъезжая к нему Ян запел романс " ГАИ. гаи моя звезда". Пропел и сказал:" Ох, ребята, как я люблю это город, Москву!!!. Володя вези нас по всем друзьям, а потом домой." И мы поехали по всем адресам друзей и соавторов, подъезжали к дому, останавливались, он говорил кто здесь живет и ехали дальше. На пути был и дом Ваншенкина, Последним на пути был дом Расула и потом поехали домой к нему на Готвальда(Чаянова). Потом этот же шофер провожал Яна, когда он уезжал из Москвы летом 1989 года в Юрмалу в Дом творчества, это была последняя его поездка. И Володя говорил мне, что когда они прощались , Ян заплакал. Вот такая история была в 1989 году.

 

А вот что уникальное поведал мне Юрий Григорьевич об исполнении Яном Френкелем "Журавлей" во время своих последних с ним гастролей:

 

Яна переделать было очень трудно в его желаниях и хотениях, что касалось его творчества и общения со слушателями. Первое, что мне хочется сказать это то, что Ян очень бережно и трогательно обращался со всеми без исключения слушателями, хотя иногда, когда его доводили, или как сейчас модно говорить, доставали, он и ругался, но ругался как -то с лаской и нежностью. Это надо было уметь так!!! Я больше ни у кого такого обращения со слушателями не встречал. Но вот уже в наших с ним гастролях, при исполнении Журавлей Ян говорил вступление о песне, о первом исполнителе Марке Бернесе и потом говорил, что вступление и припев будем петь все вместе, после чего делил зал на левую и правую часть, и говорил, что у нас будет хор двухголосный, разучивал с каждой частью зала их партию, потом пели все вместе с ним, он хвалил всех, и говорил ,что он очень доволен их пением и после этого начинал исполнение и одновременно дирижировал головой залом. И Вы знаете он всегда оставался доволен залом, хотя я ему и говорил иногда, что сегодня пели хуже чем вчера. Он не воспринимал моих слов и настаивал, что для "Одной репетиции с народом это хорошо". Видимо он уже предчувствовал, что это последние гастроли и ему были дороги все его слушатели, а их Вы знаете, было очень даже много, и он с жадностью наслаждался своей музыкой и в частности Журавлями. И если послушать его ,почти последнее, исполнение, то это можно услышать в его интонациях. Последний его концерт у меня есть в записи со всеми его рассказами и комментариями. Вот и все что я хотел сказать.

 

А вот что Юрий Григорьевич поведал мне в телефонном разговоре, который был 21 ноября 2008 года о смерти Френкеля. Это было необычайно трогательно...

 

Я отправил Яна с гастролей в Москву, а потом он поехал в США к сестре Зое. Приехал он летом - где-то в июне или июле. Я позвонил ему из Москвы и спрашиваю - "Яник, позови дедушку". А Ян говорит - "Это я". - "А что такой голос?" - "У меня болит желудок". Потом он сказал: "У меня болит сердце". Я достал ему растение, потом поехал в Москву. В больницу к нему меня не пустили, но подарок ему я вручил. Потом Ян поехал лечиться в Ригу в санаторий или в пансионат, и тогда он сказал шоферу Володе: "Мы, наверное, больше никогда не увидимся..."

 

Вот такие интересные вещи о творчестве Яна Френкеля и общениях с ним поведал мне Юрий Григорьевич Рабинович - человек, композитор и певец, общавшийся с Яном Френкелем на протяжении большого периода жизни. Его письма вы сможете прочитать также в разделах, посвященных песням Яна Френкеля, эпиграммам на него, а также воспоминаниях о Яне Френкеле писателя Арсения Ларионова, композитора Владимира Рубашевского, поэта Михаила Танича, Марка Лисянского и внука Яна Френкеля - Яна Френкеля-младшего.